Category: ссср

Category was added automatically. Read all entries about "ссср".

ИньЯн

Харбин в "секрете"

Недавнее определение Верховного суда по делу историка Сергея Прудовского, пытавшегося рассекретить письмо главы НКВД Николая Ежова по одному их самых страшных эпизодов «большого террора» 1937-38 годов — «делу харбинцев» — наглядно показывает преемственность между чекистами прошлого и настоящего.

Город Харбин в Китае был основан русскими переселенцами в конце 19 века. Почти все они занимались строительством Китайско-Восточной железной дороги. После революции туда перебралось 100-200 тысяч белоэмигрантов. В дальнейшем тем, кто не захотел потерять работу на железной дороге, пришлось принимать советское гражданство. И вот как раз этих людей в 1935 году в принудительном порядке вывезли из Харбина в Советский Союз, а двумя годами позже начались масштабнейшие репрессии — бывших железнодорожников и членов их семей объявили японскими шпионами. Ежов разослал по аппарату НКВД закрытое письмо «О террористической, диверсионной и шпионской деятельности японской агентуры из харбинцев». Всего по «делу харбинцев» прошло более 50 000 человек, около 20 000 человек расстреляли.

Письмо Ежова находится в открытом доступе — власти Украины рассекретили его в 2011 году. Но российский историк Сергей Прудовский считал своим долгом добиться рассекречивания этого документа именно Москвой. Дед историка — один из «харбинцев» — также был репрессирован.

По мнению ФСБ — правопреемницы НКВД — в письме Ежова содержится «чувствительная для России информация».

Указ Бориса Ельцина от 1992 года, в котором содержится требование рассекретить все материалы, касающиеся «репрессий и нарушения прав человека» органами НКВД и КГБ, не помог в деле: Мосгорсуд решил, что письмо Ежова не является документом, подтверждающим факт репрессий (по этому делу есть и другие документы, доступ к которым открыт, но они существенно уступают по содержательности).

Историк обратился с апелляцией в Верховный суд — тоже отказ: «Обозрев в судебном заседании письмо ГУГБ НКВД СССР, суд первой инстанции пришел к правильному выводу о том, что содержащиеся в нем сведения, раскрывающие формы, методы, планы, результаты разведывательной, контрразведывательной, оперативно-розыскной деятельности органов государственной безопасности составляют государственную тайну». Прошло почти 80 лет, а формы, методы и планы остались прежними — судя по тому, как трепетно их охраняют.

Молот репрессий колотил по судьбам граждан СССР несколько десятков лет. Это национальная трагедия, близкая по масштабам к Холокосту. Но власть продолжает закапывать эти страницы истории, в последние годы еще и с особым усердием. Юристы Команды 29 постоянно ведут дела, связанные с засекречиванием архивных документов, защищая интересы исследователей. Сейчас самая главная для нас задача — оспорить документ, согласно которому все архивные документы НКВД и КГБ были оптом засекречены до 2044 (!) года. За это мы будем бороться с Межведомственной комиссией по защите гостайны в Верховном суде.

© Иван Павлов